Несовершеннолетние узники концлагерей

Малолетние узники гитлеровских концлагерей: тяжелое детство за колючей проволокой

Несовершеннолетние узники концлагерей

Более 70 лет отделяют нас от трагической и героической даты – 22 июня 1941 года. Все острее и острее осознаем истинную, всеохватную правду о войне, которая остается в сердцах и памяти разных поколений как великое историческое, выстраданное народное достояние.

1″, “wrapAround”: true, “fullscreen”: true, “imagesLoaded”: true, “lazyLoad”: true , “pageDots”: false, “prevNextButtons”: false }>

Дети – узники концлагеря

Если о ветеранах Великой Отечественной войны, а также тружениках военного тыла говорится много, в высшей степени заслуженно и гордо, то об узниках немецких концлагерей, как правило, вскользь.

Тем временем уходят из жизни чудом выжившие (их буквально единицы) бывшие узники Бухенвальда, Освенцима, Треблинки и Саласпилса, десятков концентрационных, сортировочных лагерей на оккупированной советской территории.

К мученикам гитлеровского зловещего «нового порядка» горестная правда о войне относит и несовершеннолетних узников фашизма.

До сих пор мало известна потрясающая разум цифра – более 5 миллионов детей были узниками концлагерей и других мест принудительного содержания, разбросанных по всей оккупированной Европе.

Ужас рабского унижения матерей, постоянные глумления, медицинские эксперименты над ни в чем не повинными людьми, угнанными в Германию в качестве подростковой «рабочей силы».

По данным Международного союза бывших малолетних узников фашизма, тогда остался в живых только один из десяти.

Потрясла недавняя встреча, точнее, исповедь двух хорошо знакомых мне почтенных, узнаваемых в Ставрополе людей, которым выпала эта доля.

Но сразу скажу: у каждого за плечами успешная дальнейшая уже взрослая судьба состоявшихся, неординарных и, что особенно дорого, светлых по складу характера людей: Виктор Александрович Казаченков – полковник в отставке, председатель Ставропольского городского совета ветеранов и Александр Константинович Курьянов – доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач России.

«…Мне было всего три годика, ну что я тогда воспринимал? Печальные отголоски пережитого детства: спасаемся от взрывов и разрухи, мама буквально тащит меня за руку, старший брат Коля рядом, – лицо всегда жизнерадостного приветливого Александра Константиновича заметно мрачнеет.

– …Мама моя, Елена Дмитриевна, давно умерла в Воронеже – городе моего детства, в болезнях, едва дожив до 50, столько настрадалась. Тогда бежали мы из Воронежа, как могли, спасались от оккупантов.

Потом узнал подробности: немцы нас перехватили, пинками и прикладами погнали в обнесенный колючей проволокой сортировочный лагерь в селе Курбатово. Узники сидели и лежали на голой земле, дети плакали, охрана издевалась над беспомощными людьми.

Один из немецких солдат стал приставать к нашей маме, сытый насмешливый взгляд, превосходство живого скота над измученной женщиной.

Старший брат Николай отчаянно пытался ее защитить и получил удар кованным сапогом в спину так, что после освобождения из плена вскоре умер от тяжелого увечья… Смутные обрывки памяти, потом рассказы матери: гнилая капуста, репа, тухлая вода, страх… Лишь в январе 1943 года страдальцы вернулись в освобожденный Воронеж на родное пепелище. Но свободными людьми! В сорок пятом пришел с войны отец Константин Яковлевич. Наши души постепенно оттаяли, но память не угасла».

У Виктора Александровича Казаченкова хранится чудом добытое свидетельство о рождении на чужой немецкой земле:

«Русская православная церковь Святого и благоверного князя Александра Невского в городе Мангейме.

Метрическая книга, часть I о крещении за 1945 год… Месяц и день рождения: 3 марта 1945 года, крещение – 17 апреля 1945 года.

Имя, отчество родителей и какого вероисповедования – Александр Николаевич Сорокин и Мария Максимовна Казаченкова, оба православные.

Верность настоящей записи свидетельствую собственноручной подписью и приложением церковной печати.

Настоятель протоиерей Александр Попов,

г. Мангейм,17 апреля 1945 года».

Загадка по сей день, как могла в гитлеровской Германии существовать православная церковь? Может быть, потому что это был лагерь особого назначения, где трудились тысячи невольников, несущих свой крест на чужбине.

Угнанная в Германию 19-летняя Мария Казаченкова сполна перенесла все ужасы рабского труда на вражеском авиационном заводе в Мангейме.

Вряд ли знала, что носители секретов при любом особенно неудачном военном раскладе в соответствии с немецкими циркулярами подлежали уничтожению.

Однако была весна сорок пятого, к городу приближались войска наших союзников, появилась надежда выжить, а у молодости всегда свои законы: там Мария встретила Александра Сорокина – парня из Тверской области.

«…Подвиг моей мамы, – Виктор Александрович не в силах сдержать волнение, – в том, что она ни при каких обстоятельствах не согласилась избавиться от ребенка. Сколько же выпало на ее долю… Перед войной молоденькой Маше довелось поработать садовником у самого командующего Киевским особым военным округом С. Тимошенко.

В июле 1941 года вернулась домой в село Стрельники, это недалеко от Курска, потом пришли немцы. «Доброжелатели» донесли, что служила она у большого советского военачальника. Понятное дело – дорога в неволю и страдание. Потом было долгое возвращение товарняками на родину с грудным ребенком на руках, мучительные фильтрационные проверки, долгие «косые взгляды».

Непросто было и мне с этим «клеймом».

Отца своего так и не пришлось увидеть. После всяких уже наших проверок его к концу лета 45-го забрали на войну с Японией. Там по официальной графе числился «пропавшим без вести».

Их так мало осталось – малолетних узников гитлеровских концлагерей. В Ставрополе, мне известно, всего 74 человека. Упоминание о них в недавние времена воспринималось как оборванная на полуслове фраза. Странная недосказанность, как будто подразумевающая что-то эдакое…

Так и приходилось жить, растить детей, полезно трудиться, хотя и в определенной размолвке со своим прошлым. А если живые свидетели молчали, то рождались легенды.

Да еще работал пресловутый «синдром врага»: был в плену, не дай бог, работал во время оккупации, и вообще, «где они шастали по заграницам» в войну и после…

Да, тяжело тому, кто помнит все, все носит в глубине своего сердца, ведь в концлагерях справок не выдавали.  

Вениамин ГОСДАНКЕР

Детство за колючей проволокой / Газета «Ставропольская правда» / 22 июня 2013 г.

Источник: https://stapravda.ru/20130622/maloletnie_uzniki_gitlerovskikh_kontslagerey_tyazheloe_detstvo_z_69219.html

Постановление Минтруда РФ от 7 июля 1999 г. N 20

Несовершеннолетние узники концлагерей

Постановление Минтруда РФ от 7 июля 1999 г. N 20
“Об утверждении разъяснения “О порядке и условиях предоставления льгот бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период второй мировой войны”

В целях реализации Указа Президента Российской Федерации от 15 октября 1992 года N 1235 “О предоставлении льгот бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период второй мировой войны” (Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации, 1992, N 16, ст.1240) Министерство труда и социального развития Российской Федерации постановляет:

1.

Утвердить прилагаемое разъяснение “О порядке и условиях предоставления льгот бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период второй мировой войны”.

2. Признать утратившим силу письмо Министерства социальной защиты населения Российской Федерации от 1 сентября 1993 года N 1-2479-18 “Об установлении статуса бывшего несовершеннолетнего узника фашизма”, зарегистрированное в Министерстве юстиции Российской Федерации 2 февраля 1994 года N 482.

Зарегистрировано в Минюсте РФ 9 августа 1999 г.

Разъяснение Минтруда РФ от 7 июля 1999 г. N 4″О порядке и условиях предоставления льгот бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период второй мировой войны”

(утв. постановлением Минтруда РФ от 7 июля 1999 г. N 20)

Практика реализации Указа Президента Российской Федерации от 15 октября 1992 года N 1235 “О предоставлении льгот бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период второй мировой войны” показывает, что в работе органов социальной защиты населения по установлению гражданам статуса бывших несовершеннолетних узников концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период второй мировой войны (далее – бывшие несовершеннолетние узники фашизма), имеются значительные трудности, связанные с рассмотрением документов заявителей, на основании которых не всегда возможно принятие объективного решения.

Рассмотрев и проанализировав многочисленные обращения граждан, общественных объединений бывших несовершеннолетних узников фашизма, а также органов социальной защиты населения субъектов Российской Федерации Министерство труда и социального развития Российской Федерации разъясняет:

1.

Указ Президента Российской Федерации от 15 октября 1992 года N 1235 “О предоставлении льгот бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период второй мировой войны” распространяется на проживающих на территории Российской Федерации бывших несовершеннолетних граждан, которые в годы второй мировой войны в возрасте до 18 лет содержались или родились в концлагерях, гетто, других местах принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками на территориях Германии и союзных с нею стран, а также на оккупированных ими территориях бывшего СССР и стран Европы.

2. К “другим местам принудительного содержания” могут относиться:

а) тюрьмы, лагеря (трудовые, пересыльные, фильтрационные и другие);

б) специализированные медицинские учреждения, в которых использовали несовершеннолетних граждан в экспериментах;

в) другие места, специально созданные фашистами и их союзниками в период второй мировой войны с целью принудительного содержания в них людей, аналогичные по тяжести условий содержания в концлагерях, гетто, тюрьмах.

3. К “другим местам принудительного содержания” не относятся места нахождения несовершеннолетних граждан, эвакуированных или выселенных немецкими властями из мест постоянного проживания в места временного проживания (нахождения) на оккупированные территории бывшего СССР.

4.

Льготы, установленные Указом Президента Российской Федерации от 15 октября 1992 года N 1235 “О предоставлении льгот бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период второй мировой войны”, предоставляются бывшим несовершеннолетним узникам фашизма на основании удостоверения о праве на них, форма которого утверждена в установленном порядке. Бывшим несовершеннолетним узникам фашизма, признанным инвалидами вследствие общего заболевания, трудового увечья и других причин (за исключением лиц, инвалидность которых наступила вследствие их противоправных действий), льготы предоставляются на основании названного удостоверения и справки, подтверждающей факт установления инвалидности, выдаваемой учреждениями государственной службы медико-социальной экспертизы (МСЭ).

Удостоверение выдается органами социальной защиты населения по месту жительства бывшего несовершеннолетнего узника фашизма на основании любых документов военного времени, подтверждающих факт нахождения в период второй мировой войны в концлагерях, гетто и других местах принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками, а также справок и других документов архивных и иных учреждений, содержащих необходимые сведения. Учитывая, что такие документы имеют юридическое значение и служат основанием для установления гражданам статуса бывших несовершеннолетних узников фашизма, то они выдаются только полномочными на то органами: архивными учреждениями органов МВД России, Минобороны России, ФСБ России, воинскими частями, Российским обществом Красного Креста, Международной службой розыска, музеями, в том числе созданными в местах расположения бывших немецких концлагерей. Кроме того, подтверждающими документами могут служить выписки из книг движения воспитанников детских домов, справки, выданные немецкими властями, например, пропуска на те или иные немецкие предприятия с принудительным использованием труда бывших советских граждан и т.д.

При невозможности получения вышеперечисленных документов факт нахождения граждан в концлагерях, гетто и других местах принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период второй мировой войны, может быть установлен на основании показаний свидетелей в соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса РСФСР.

5.

При решении вопросов, связанных с предоставлением льгот бывшим несовершеннолетним узникам фашизма, следует иметь в виду, что в Указе Президента Российской Федерации от 15 октября 1992 года N 1235 не определен объем предоставляемых льгот бывшим несовершеннолетним узникам фашизма, а только указана категория граждан, к которой они приравнены по материально-бытовым льготам – инвалиды и участники Великой Отечественной войны. Поскольку с выходом Федерального закона “О ветеранах” (Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 3, ст.168) для инвалидов и участников Великой Отечественной войны предусмотрены льготы соответственно статьями 14 и 15 названного Закона, то и бывшим несовершеннолетним узникам фашизма предоставляются аналогичные льготы.

6. Документы, подтверждающие факт пребывания лица в фашистской неволе, могут находиться:

а) в государственных архивах соответствующих субъектов Российской Федерации, а также в территориальных органах ФСБ России по месту жительства в годы Великой Отечественной войны, нахождения концлагеря или гетто (если они существовали на территории бывшего СССР), вывоза на принудительные работы в Германию и другие страны Европы, возвращения на родину;

б) в Государственном архиве Российской Федерации в случае, если в названных выше учреждениях отсутствует необходимая информация;

в) в Центре хранения историко-документальных коллекций, если лицо находилось в концлагерях, располагавшихся на территориях Германии и союзных с нею стран, а также на оккупированных ими территориях стран Европы, или проходило проверку после возвращения на родину на территории Московской области;

г) в Центре розыска ЦК Российского общества Красного Креста, если лицо находилось в концлагерях, располагавшихся на территориях Германии и союзных с нею стран, а также на оккупированных ими территориях бывшего СССР и стран Европы;

д) в Управлении ФСБ России по Омской области, если лицо проходило проверку в фильтрационных лагерях на территории стран Западной Европы (Германия, Австрия, Польша, Чехословакия);

е) в Главном информационном центре МВД России, если лицо после возвращения из фашистских концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания направлялось на спецпоселения и впоследствии было реабилитировано;

ж) в Центральном архиве Минобороны России, если лицо после возвращения из фашистских концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания было призвано в Советскую Армию.

Источник: https://base.garant.ru/180768/

«Малыши не так быстро умирали, как хотели нацисты»: воспоминания о детях-узниках концлагерей

Несовершеннолетние узники концлагерей

75 лет назад в одном из крупнейших нацистских лагерей смерти – Бухенвальде – произошло вооруженное восстание. К этому моменту (за восемь лет существования) в нем было замучено 56 тысяч человек, в том числе 19 тысяч советских военнопленных.

Узнав о плачевном положении вермахта, узники решились на восстание. Им удалось захватить сторожевые вышки, удерживать лагерные площади и передавать в радиоэфир сигнал «SOS». В тот же день в Бухенвальд вошли войска Третьей армии США.

11 апреля стало Международным днем освобождения узников фашистских концлагерей.

Концентрационные лагеря не были изобретением Третьего рейха, однако с 1933 года Германия организовала на собственной и оккупированной территории несколько десятков таких учреждений. Не все они были лагерями смерти, то есть предназначались для уничтожения.

Лагерями смерти были Освенцим, Дахау, Собибор, Треблинка, Бухенвальд, Равенсбрюк, Хелмно, Белжец и Майданек. Однако условия в так называемых трудовых лагерях отличались не сильно. Чтобы понять, какой порядок навязывала миру нацистская Германия, стоит почитать воспоминания людей, прошедших через концлагеря.

Одни из самых страшных страниц в них посвящены детям.

История о матери и сыне, разлученных в Освенциме и увидевшихся вновь 25 лет спустя, легла в основу одного из самых известных фильмов Народного артиста СССР Сергея Колосова «Помни имя свое».

Смотрите советско-польскую драму о трагедии войны вне поля боя «Помни имя свое» в четверг, 23 июля, в 12.15 на телеканале «Мир».

Рапорт акушерки из Освенцима

Всем известно, что Освенцим был местом чудовищных медицинских экспериментов Йозефа Менгеле, не гнушавшегося ни сшиванием близнецов, ни ампутацией конечностей у младенцев без анестезии. Если зверства Менгеле и примерное количество его жертв известны благодаря сохранившейся документации, то многих маленьких мучеников лагерная статистика не учитывала.

В церкви Святой Анны около Варшавы стоит скульптура женщины в полосатой робе, держащей в обеих руках по младенцу. Это памятник польской акушерке Станиславе Лещинской, которая два года была узницей в Освенциме, исполняя при этом профессиональный долг.

Лишь в 1965 году она опубликовала свой рапорт, объяснив это «озабоченностью тенденциями, возникающими в польском обществе». Лещинская рассказала о том, что редко вспоминают, говоря о зверствах фашистов, – о судьбе беременных женщин, попадавших в концентрационные лагеря, и их малышей.

Вот что говорилось в том рапорте:

«До мая 1943 года все дети, родившиеся в освенцимском лагере, зверским способом умерщвлялись: их топили в бочонке. Это делали медсестры Клара и Пфани. Первая была акушеркой по профессии и попала в лагерь за детоубийство. Поэтому она была лишена права работать по специальности.

Ей было поручено делать то, для чего она была более пригодна. Также ей была доверена руководящая должность старосты барака. Для помощи к ней была приставлена немецкая уличная девка Пфани. После каждых родов из комнаты этих женщин до рожениц доносилось громкое бульканье и плеск воды.

Вскоре после этого роженица могла увидеть тело своего ребенка, выброшенное из барака и разрываемое крысами».

В мае 1943 года голубоглазых и светловолосых детей из Освенцима начали отправлять в Германию с целью денационализации. Из лагеря их увозили под пронзительный плач матерей.

«Еврейских детей продолжали топить с беспощадной жестокостью, – писала Лещинская. – Не было речи о том, чтобы спрятать еврейского ребенка или скрыть его среди не еврейских детей. Клара и Пфани попеременно внимательно следили за еврейскими женщинами во время родов.

Рожденного ребенка татуировали номером матери, топили в бочонке и выбрасывали из барака. Судьба остальных детей была еще хуже: они умирали медленной голодной смертью. Их кожа становилась тонкой, словно пергаментной, сквозь нее просвечивали сухожилия, кровеносные сосуды и кости.

Дольше всех держались за жизнь советские дети; из Советского Союза было около 50 процентов узниц».

«Среди многих пережитых там трагедий особенно живо запомнилась мне история женщины из Вильно, отправленной в Освенцим за помощь партизанам. Сразу после того, как она родила ребенка, кто-то из охраны выкрикнул ее номер (заключенных в лагере вызывали по номерам). Я пошла, чтобы объяснить ее ситуацию, но это не помогало, а только вызвало гнев.

Я поняла, что ее вызывают в крематорий. Она завернула ребенка в грязную бумагу и прижала к груди… Ее губы беззвучно шевелились – видимо, она хотела спеть малышу песенку, как это иногда делали матери, напевая своим младенцам колыбельные, чтобы утешить их в мучительный холод и голод и смягчить их горькую долю. Но у этой женщины не было сил…

Она не могла издать ни звука – только большие слезы текли из-под век, стекали по ее необыкновенно бледным щекам, падая на головку маленького приговоренного.

Что было более трагичным, трудно сказать – переживание смерти младенца, гибнущего на глазах матери, или смерть матери, в сознании которой остается ее живой ребенок, брошенный на произвол судьбы», – вспоминала Лещинская.

По словам акушерки, за время ее пребывания в Освенциме ни один ребенок из примерно трех тысяч родившихся малышей, не появился на свет мертвым. Не было ни единого случая заражения и смерти женщины в результате родов.

Удивительным образом младенцы рождались красивыми и пухленькими, хотя матерям приходилось долгое время отказываться от своего куска хлеба, чтобы выменять его на простынь, которую можно было порвать на пеленки.

По данным Станиславы Лещинской, за два года несколько сотен детей было вывезено в Германию для денационализации, более 1500 утопили Клара и Пфани, более 1000 малышей умерли от голода и холода. Пережили лагерь не более 30 новорожденных.

Все эти данные не учитывают периода работы лагеря смерти до конца апреля 1943 года. Освенцим был освобожден советскими войсками 27 января 1945 года.

Детский барак в Саласпилсском лагере

Саласпилсский лагерь, действовавший в 18 км от Риги с 1941-го по 1944 год, печально известен своей «фабрикой» по перекачке детской крови.

Маленьких узников использовали в качестве доноров крови и кожи для раненых немцев, а также подопытных для испытания ядов. В 2017 году в Латвии вышел сборник воспоминаний бывших узников «Быль о Саласпилсе».

Одна из них, Акилина Лелис, рассказала про суровую зиму 1943-го, в один из вечеров которой в лагерь пригнали большую группу людей из разных районов Беларуси:

«В баню гнали всех вместе: мужчин, женщин и детей. Делали большой крюк мимо лагерных бараков, чтобы дорога была длиннее. Февральский мороз захватывал дух. Мы слышали, как плакали дети, прижимаясь к матерям, чтобы согреться.

Как спасти крошек от объятий ледяного ветра?! Матери со слезами на глазах прижимали к себе малышей (там были и грудные дети), дышали на них, растирали и гладили голыми окоченевшими руками. Старшие (в возрасте от двух до девяти лет) кое-как топали сами. Они плакали и умоляли, чтобы мамы отвели их домой.

Мороз жег их маленькие ножки, а дорога была длинной, и смех эсэсовцев – издевательский. Казалось, они не видят стянутые болью в гримасу личики, не слышат отчаянные голоса. От нацистов нельзя требовать человечности. Они не знали, что это

такое».

После километра до бани и обратно голышом в стужу многие дети ночь не пережили. Многие заболели и умерли через несколько дней. Оставшихся детей до шести лет поместили в отдельный барак, старших увезли, и больше они не вернулись. Потом увезли матерей.

Из числа новоприбывших также отобрали 20 наиболее красивых девушек, которых нарядили в одежду убитых евреек и увезли в публичные дома в Ригу для развлечения гитлеровских офицеров. В итоге в лагере остались маленькие дети, ухаживать за которыми взялись несколько женщин из числа узниц.

«Малыши не так быстро умирали, как того желали нацисты», – констатировала Лелис.

«Когда мы, несколько женщин, которым доверили уход за детьми, явились в барак, перед нами открылась страшная картина. В бараке на голых нарах лежали полуголые дети разных возрастов.

Некоторые из них умели только ползать, многие не могли даже сидеть. От ужасного запаха можно было задохнуться. Пятьсот детей в течение нескольких дней все свои естественные надобности отправляли тут же, в бараке.

Груднички так перепачкались, что не видать было глаз», – с содроганием вспоминала она.

Помочь принести воду вызвались узники-мужчины. На то, чтобы обмыть всех детей, потребовалось 12 часов. Одежду в грязи и вшах приходилось сжигать, замену искали в женских бараках, из тряпья сшили пеленки и рубашечки, однако дети плакали от голода.

Дневной паек узников состоял из кусочка хлеба, кружки черного кофе и миски вонючей баланды из отходов, в которой могли плавать головы кильки, овощные очистки, пустые банки из-под консервов и старые подметки. Помог один из работников кухни комендатуры, который тайком доставал молоко.

Его разбавляли кипяченой водой и давали младенцам и самым слабым детям, но этого было катастрофически мало. Вскоре в бараке начали распространяться болезни, в том числе корь и дизентерия.

Ежедневно умирали десятки маленьких узников, от живых старались как можно быстрее избавиться: больных корью начинали часто купать и что-то им впрыскивали, отчего через несколько дней у детей вытекали глаза.

Однажды из Риги в Саласпилс прибыл немецкий доктор, который привез долгожданные медикаменты для детей. От «лекарств» малыши сразу умирали, поэтому заботиться о детях решили своими силами – среди узников были и врачи.

Известию о том, что в лагере оборудуют детскую больницу, никто не радовался. Как выяснилось, больница была нужна для отъема крови и кожи у детей. Кто-то умирал сразу, кто-то подвергался процедуре многократно.

Больше всего дети боялись того, что «добрый доктор» протянет конфетку – все знали, что в ней яд.

«Несмотря на наши старания, мы все же проиграли бой за этих несчастных малюток, которые никому ничего плохого не сделали, – говорила Акилина Лелис. – Жестокость нацистов оказалась сильнее нашего упорства и любви. Никто из этих несчастных детей так и не дожил до сегодняшнего дня.

Саласпилсский песок стал их последним приютом. Прошли годы. Многое забылось. Но всегда, когда я слышу смех, беззаботный детский смех, вижу сияющие личики детей, я думаю о тех тысячах, жизнь которых угасла в саласпилсских бараках.

Их смерть – грозный приговор нацизму, предупреждение всем нам».

Саласпиллский лагерь был почти полностью сожжен перед приходом советских войск в 1944 году. Заключенные были перевезены в концлагерь Штуттгоф.

Источник: https://mir24.tv/articles/16405170/malyshi-ne-tak-bystro-umirali-kak-hoteli-nacisty-vospominaniya-o-malenkih-uznikah

Недетские страдания: воспоминания бывших узников о фашистском концлагере

Несовершеннолетние узники концлагерей

11 апреля отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей.

Он установлен в память о восстании заключенных в нацистском концлагере Бухенвальд на территории Германии, которое произошло в этот день в 1945 году. Узникам удалось обезоружить более 800 солдат охраны.

После того как 13 апреля к лагерю подошли американские войска, он был полностью освобожден. Спасены были более 21 тыс. человек, включая 914 детей.

Бывшие малолетние узники из Брянска, которые провели годы Великой Отечественной войны в немецких лагерях, поделились с ТАСС своими воспоминаниями об этих страшных и жестоких временах: о том, как у детей забирали кровь для раненых немецких офицеров, как убивали маленьких ребят только за то, что они плачут от голода, о том, как мамы закрывали своим детям глаза, защищая от сцен насилия. Валентине Мазохиной, Людмиле Свищевой и Петру Карпухину было по три-четыре года, когда их вместе с мамами в “телятниках” — товарных поездах — фашисты отправили в Белоруссию, Германию и Австрию. Пока их отцы сражались с немецкими захватчиками на фронте, всем им чудом удалось избежать смерти благодаря терпению и подвигу своих матерей.

  • Дожить до Победы: о чем мечтают ветераны

Многое из той жизни за колючей проволокой бывшие малолетние узники знают только по рассказам своих мам, но некоторые моменты сохранились в их воспоминаниях.

“Сейчас что-то и посолить забываешь, а та жизнь отложилась в памяти, как будто это было вчера”, — рассказывает Петр Федорович Карпухин.

Ему было четыре года, когда вместе с мамой Ховрой Максимовной Карпухиной и сестрой в июле 1943 года их увезли из Брянска в Германию в фашистские лагеря, сначала в город Хаген, затем в Деденхофен.

Кружка молока

В этих городах располагались крупные узловые железнодорожные станции, и пленных женщин отправляли на работу выгружать и чистить составы, а дети оставались в лагерях. Все они недоедали, поэтому после освобождения вернулись домой с рахитом и куриной слепотой.

Иногда мамы, нарушая запреты, после работы приносили что-то поесть нам, а немцы за это жестоко избивали. Я до сих пор помню, как таскали за волосы женщину-переводчицу, как она кричала

“Когда вернулись домой в Брянск, ей дали десять лет тюрьмы за то, что немцам помогала переводить. Отсидела шесть, потом реабилитировали. Умерла недавно”, — добавляет Карпухин.

Избивали и детей. “Однажды я голодный что-то хотел украсть поесть. И немец так ударил меня по спине, что я летел несколько метров. Но поднялся, пошел. А потом уже, когда в армию призывался в 1958 году, в военкомате рентген сделали, оказалось, у меня трех позвонков нет. Это хорошо еще, горбатым не остался. Только тогда я вспомнил об этом случае в лагере”, — поделился он.

Он вспоминает, что начальницей лагеря была немка, холеная, красивая, в сапогах и с плеткой. “Зайдет, бывало, эта фрау в лагерь, где дети лежат на нарах, говорит “ком, киндер”.

Пойдешь с ней, а она начинает развлекаться. Я помню, что со мной было. Вот стоит она, держит кружку молока и дает мне на расстоянии, дразнит.

Я иду голодный, а сзади овчарка – прыг надо мной, я кувырк, и так молока этого не выпил”, — говорит Петр Федорович.

Часто детей забирали из лагеря навсегда: мать возвращается вечером с работы, а ребенка ее уже нет. Куда увозили детей, никто не знал. Однажды весь лагерь погнали через горы пешком. Среди пленных пошел слух, что на расстрел.

“Помню по дороге буковые деревья вокруг. Тяжело было идти. Но тут нас окружили американцы, немцев взяли в плен.

Обнимать нас начали, детей шоколадом кормить, на мотоциклах катать, освободили, успели”, — делится воспоминаниями Петр Федорович.

“Потом помню, как нас везли через Эльбу домой. День, вроде, спишь, а ночью глядишь, как зверек, в окошко. Состав набит полностью.

Некоторые пленные, которые боялись, что их дома как предателей посадят в тюрьму, прыгали с вагона ночью.

А поезд медленно идет по временному мосту над Эльбой, шагом ты его обогнать можешь, но живые они останутся, или неживые — никто не знал. Куда он нырнет, в реку или о сваю разобьется…”, — говорит он.

После возвращения в Брянск семье пришлось жить в землянке, потому что родной дом немцы сожгли. Через несколько месяцев с фронта вернулся и отец. “Пришел он инвалидом второй группы, без ребер, без глаза, с больной ногой”, — вздохнул Петр Федорович.

Самая лучшая кровь

Валентина Степановна Мазохина тоже вспоминает, что возвращаться из лагерей брянским семьям было некуда. “Тут все сожгли дотла, все улицы.

Те старушки, которые там остались, вместе с домами погорели, а нас натромбовали в товарняки и повезли в Австрию, в лагерь номер 301″, — делится своей историей Валентина Степановна и дрожащими руками показывает подтверждающие документы о том, что два года провела с мамой Анной Георгиевной Сулимовой, которой было на тот момент около 20 лет, в концлагере.

Анна Георгиевна рассказала дочери всю правду перед смертью в 1984 году, раньше боялась, чтоб не отправили за решетку как предателя. “Это был очень страшный лагерь. Сразу после приезда на плацу немцы начали отбирать детей от родителей. Там были крики, стоны, там вообще ужас что творилось”, — вспоминает рассказы матери Валентина Степановна. Женщины и дети жили в разных бараках.

Время от времени некоторых детей группами забирали и по две недели держали в специальных боксах, подкармливали, содержали в чистоте. А потом брали у них кровь для спасения раненых немецких офицеров.

“Мама рассказывала, если они полностью брали кровь, дети умирали, а трупики их вывозили и сваливали в специальную яму. Некоторых отправляли обратно в лагерь: умрет — значит умрет, не умрет, значит выживет”, — рассказала Валентина Степановна.

“Брали кровь даже у младенцев, у них считалась самая лучшая кровь. А местные жители, австрийцы, ходили к этой яме, снимали с детских трупиков одежду, и вот, если шевелится еще ребенок, они забирали его с собой на тележку и дома выхаживали”, – добавила она.

Валентине Мазохиной повезло: очередь до нее дошла, но в лагерь пришли освободители. Со всей большой улицы Кавказской в Брянске из детей остались в живых после плена только она и еще одна девочка.

В том лагере все женщины и дети с 12-ти лет работали в поле, выращивали сахарную свеклу. Чтобы не умереть с голода, для питания они молотили бумагу, добавляли муку и варили клейстер, который приставал к небу. Поплатиться жизнью в лагере можно было за малейшую провинность.

“Когда гремела сирена, мамы нас звали, а дети бежали на зов матерей. Если не успевали назад вернуться, на месте расстреливали и мать, и ребенка”, — говорит Валентина Степановна.

Мама моя рассказывала случай, как один мальчишка так сильно кричал от голода, что немец подошел и заколол его своим штыком. Мать ребенка на глазах у всех сразу седая, белая стала, как лунь

Валентина Степановна Мазохина

301-й лагерь в Австрии освободили в начале 1945 года. Многие пленные погибли в толпе, когда выбегали из-за ворот зоны.

“Когда мама мне начала все это рассказывать, я стала припоминать, что когда мы выезжали из Австрии, она на меня много всего надевала, так много, что я не могла повернуться. И на себя надевала, и на меня.

Я ей пожаловалась, что мне плохо, а она сказала: молчи, это для того, чтобы приехать, продать, и кусок хлеба и соли купить”, — вспоминает бывшая узница.

Мать и отец Валентины Степановны после войны так и не встретились. Степан Сулимов служил танкистом, освобождал Берлин. Погиб он за несколько дней до Победы, в апреле, когда брали Рейхстаг.

Его похоронили в Германии, а домой прислали извещение, в котором указали и номер кладбища, и ряд и даже могилу, чтобы родственники могли навестить. “На могиле отца я так ни разу и не была. Но я мечтаю туда поехать. Надеюсь только на сына.

Он у меня дальнобойщик, говорит, что как только дадут ему рейс в Германию, возьмет и меня”, — сказала Мазохина.

Мамы дали нам вторую жизнь

Председатель общественной организации бывших малолетних узников фашистских концлагерей Фокинского района Брянска Людмила Николаевна Свищева, которая тоже провела в концлагере в Белоруссии около года, не сомневается, что дети, попавшие в концлагеря, выжили только благодаря своим самоотверженным и терпеливым мамам.

“Я очень любила собак, а немцы все с овчарками ходили. Эти собаки, конечно, были очень натасканы на людей. Мама моя, Антонина Васильевна Силукова работала на кухне, они с женщинами чистили картошку.

И когда она глянула в форточку, увидела, что я бегу прямо к собаке. Она в эту форточку как пуля выскочила, и побежала, меня ухватила и спасла от верной смерти.

Потом уже стали пробовать, как можно пролезть в эту форточку, но никто не смог больше”, — рассказала Людмила Николаевна.

Вообще Антонина Васильевна очень мало рассказывала про лагерную жизнь: работать гоняли даже пятилетних, они копали землю, носили камни, все голодные были.

Они детей впрягали в повозки, и сами напьются шнапса, плетками бьют, дети везут, а они еще заставляют их петь. И смеются, и стреляют. Но если был какой-то массовый расстрел, мамы старались нам глаза закрывать рукой, чтоб мы не видели.

Людмила Николаевна Свищева

“Вот поэтому мы еще живем, потому что немножко нашу нервную систему мама берегла. Родители — это родители, наша защита. Благодаря матерям, мы живыми остались”, — добавляет Свищева.

Она помнит, что еще в лагере был крематорий, где каждый день жгли людей. Самых слабых вели колонной, раздевали и сжигали заживо.

Но даже в таких сложных условиях, под страхом расстрела, пленные женщины организовывали подпольные организации, чтобы дать своим детям хоть какое-то образование. “Ночью они приползали в детский барак и вели уроки. Книг не было.

Учителя пересказывали “Войну и мир”, другие книги по памяти. И даже устраивали праздничную елку на Новый год”, – вспоминает Людмила Николаевна. А через год лагерь освободили белорусские партизаны.

Последние свидетели войны

После возвращения домой брянские семьи ждали не только пустые сожженные улицы города, но и опасность вновь оказаться в неволе.

Пленные считались предателями. Сталин высылал их на Соловки. Мать предупреждала: нигде никому не говори

Людмила Николаевна Свищева

В Советское время малолетним узникам была закрыта дорога во все техникумы, университеты и даже в училища. Получить образование Людмила Николаевна смогла только потому, что во время войны ее отец работал машинистом поезда, доставлял в блокадный Ленинград снаряды, боеприпасы, продукты. Она говорила всем, что ездила с отцом.

Свищева напомнила, что малолетних узников признали только в конце 80-х годов, приравняли к ветеранам. “Но по факту получается, что приравнены мы только на бумаге.

У нас в 2006 году отобрали даже льготу на захоронение, по которой умершим узникам оплачивался памятник и похоронная процессия. Мы ходили по всем инстанциям, и в прокуратуру, и в военкомат, писали везде, чтобы вернули хоть часть этой льготы, ведь многие бывшие узники живут в одиночестве.

Мы же являемся последними свидетелями этой войны. Хочется, чтобы и нас, узников, тоже не забывали”, — посетовала она.

Татьяна Виноградова

Источник: https://tass.ru/obschestvo/3267722

На какие льготы могут претендовать малолетние узники фашистских концлагерей в 2020 году?

Несовершеннолетние узники концлагерей

Государство с особым вниманием относится к пожилым гражданам, участвовавшим в Великой Отечественной войне. Но известно, что кроме военных значительно пострадало и мирное население, особенно дети, которых поместили в места насильственного содержания. Ввиду этого в государстве предусмотрен ряд льгот для бывших малолетних узников фашистских концлагерей.

Принципы предоставления

Меры поддержки бывших узников концлагерей были введены Указом Президента РФ № 1235 в 1992 году. Согласно этому акту, а также п. 8 ст. 154 Закона № 122-ФЗ, эту категорию населения приравнивают к участникам ВОВ. При этом граждане, имеющие инвалидность, получают помощь как инвалиды Великой Отечественной войны, а пожилые люди, инвалидность которым не установлена, – как участники ВОВ.

В п. 3 вышеупомянутого Указа Президента РФ сказано, что льготы несовершеннолетним узникам концлагерей предоставляются в органах соцзащиты по предъявлению удостоверительного документа о праве на получение помощи.

Рассчитывать на поддержку имеют право пожилые люди, отвечающие следующим критериям.

  1. Наличие гражданства России.
  2. Проживание на территории РФ.
  3. Пребывание в концлагерях или приравненных к ним местам (фильтрационных или трудовых лагерях, в медицинских экспериментальных учреждениях, иных местах, созданных фашистами для содержания людей) в малолетнем возрасте.
  4. Для целей получения поддержки учитываются фашистские лагеря, располагавшиеся на территории Германии, в местах, оккупированных немцами или подконтрольных им.

Чтобы получить поддержку от государства, гражданин должен соответствовать всем перечисленным критериям.

Виды льгот

Несовершеннолетние узники фашистских лагерей вправе в 2020 году пользоваться привилегиями, перечисленными в статьях 14 и 15 Закона «О ветеранах». Это следующие виды помощи.

  1. Льготное пенсионное обеспечение.
  2. Обеспечение жильем. Участники Великой Отечественной войны вправе единожды получить недвижимость за счет денег из федерального бюджета. Этот вид социальной поддержки не зависит от имущественного положения заявителя. Хотя узников концлагерей осталось не так уж много, вопрос обеспечения жильем остается спорным и в регионах решается по-разному. Это связано с тем, что в ст. 23.2 Закона № 5-ФЗ, конкретизирующей порядок предоставления жилья, нет упоминания о гражданах, принудительно содержавшихся в лагерях.
  3. Компенсация затрат на услуги ЖКХ и оплату пользования жилыми помещениями. Предусмотрено, что возврат средств возможен в размере 50%. Расходы компенсируются за аренду, содержание помещения, взносы на капремонт, расходы на топливо, содержание многоквартирного дома и пользование коммунальными услугами.
  4. Установка стационарного телефона вне очереди.
  5. Преимущественное право членства в различных кооперативах.
  6. Внеочередное предоставление медицинских услуг. Обязанность по оказанию помощи врачами возлагается на сотрудников медучреждений, к которым узники фашистских концлагерей были закреплены при уходе на пенсию.
  7. Обеспечение протезно-ортопедической продукцией. Действие этого пункта не распространяется на зубное протезирование. Граждане, которые приобрели протезы самостоятельно, имеют право получить компенсацию стоимости изделия.
  8. Дополнительный неоплачиваемый отдых до 35 дней в году, который предоставляется гражданам работодателем по их просьбе в любое время.
  9. Преимущественное право на получение услуг различных учреждений (культурно-просветительных, связных, спортивно-оздоровительных). Кроме того, пожилые люди имеют право требовать покупку билетов на транспорт в различных кассах, обслуживание в местах торговли и предоставление услуг вне очереди.
  10. Прием вне очереди в учреждениях, занимающихся социальным обслуживанием.
  11. Получение оперативной помощи на дому.

Если льготник имеет проблемы со здоровьем с присвоением группы инвалидности, то он кроме перечисленных видов помощи имеет право на дополнительные трудовые гарантии: получение бесплатного образования за счет работодателя, а также на внеочередной неоплачиваемый отпуск до 60 дней в году.

Совет

Если вы или ваш родственник не получаете данных видов помощи, при этом соответствуя вышеуказанным критериям, обратитесь в местный отдел социальной защиты с удостоверением, дающим право на поддержку.

В соответствии со ст. 24 Закона № 5-ФЗ, граждане, участвовавшие в военных действиях, имеют право на погребение за деньги, выделенные из федеральных бюджетов.

Тем не менее вопрос предоставления помощи умершим узникам концлагерей остается во многих регионах открытым.

Дело в том, что погребение предполагает отдание воинских почестей, а граждане, которых принудительно удерживали фашисты, военными не считаются.

Внимание!

Вопрос о предоставлении помощи на погребение необходимо решать в каждом случае отдельно. Органы обороны, компетентные в вопросах захоронения, скорее всего, откажут в услугах, поэтому целесообразно обратиться в органы социальной защиты.

Денежное довольствие

Бывшие узники концлагерей имеют право на ежемесячную денежную выплату. Она может быть снижена, если граждане получают набор социальных услуг в соответствии с Законом № 178-ФЗ.

Льготники, имеющие инвалидность, вправе претендовать на ежемесячную выплату в размере 5054,11 руб. Граждане, которым группа инвалидности не установлена, получают 3790,57 руб.

Набор социальных услуг стоит 1048,97 руб. в месяц, то есть ежемесячная выплата может быть снижена на этот размер. В набор входят:

  • обеспечение лекарствами по выписанным врачом рецептам;
  • путевки в лечебные и профилактические санатории;
  • бесплатный проезд на ж/д транспорте в пригородной зоне, а также к местам оздоровления.

Предоставление пакета услуг происходит ежегодно по решению органов местной власти. Чтобы получить этот набор в следующем календарном году, нужно обратиться в органы соцзащиты заранее – до 1 октября. Поддержка оказывается в денежном и натуральном видах.

Как получить удостоверение, дающее право на льготы?

Чтобы получить удостоверение, необходимо обратиться в орган соцзащиты населения с заявлением и пакетом необходимых документов. Заявление подается через портал «Госуслуги», посредством МФЦ или напрямую в отдел социальной защиты.

Документы, которые потребуются для получения удостоверения:

  • заявление (бланк вам выдадут в МФЦ или в органе власти);
  • паспорт;
  • документы военного времени, свидетельствующие о пребывании заявителя в фашистском лагере;
  • испорченное удостоверение, если вы желаете получить обновленный дубликат.

Документы военного периода – это:

  • выписка из детдомовской книги;
  • справка, полученная от немецких властей (допустим, пропуск на работы, где принудительно использовался труд детей);
  • свидетельские показания, полученные по правилам ГПК РФ;
  • архивные справки органов обороны России или документы из медучреждений, музеев, служб розыска;
  • документы, свидетельствующие о смене фамилии (допустим, свидетельство о вступлении в брак).

Документы могут быть поданы через представителя. Для этого ему необходимо предварительно сделать доверенности у нотариуса.

Совет

Обратитесь в отдел социальной защиты. Там вам укажут, какие именно документы нужно принести в вашей ситуации, и помогут правильно заполнить заявление.

Рассмотрение обращения занимает 20 дней. По итогам гражданину выдается копия решения о выписке удостоверения и сам документ.

Заключение

Узники фашистских концлагерей получают помощь на основании удостоверения, выданного органами соцзащиты. Законодатель уравнивает в правах на поддержку участников войны и детей, пребывавших в немецких лагерях. Виды льгот устанавливаются Законом № 5-ФЗ.

Источник: https://subsived.ru/lgoty/maloletnim-uznikam

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.